Наш Rss канал
Забыл пароль
» »

Пропавшая улика

История о том как докер-механизатор первого класса Тимофей Бородулин украл в порту лимоны и как пытался вынести их через проходную.

автор Sashalife, дата , кража, обман, смех, страх

Докер-механизатор первого класса комсомольско-молодежной бригады, ударник коммунистического труда, член ДНД и активист гражданской обороны Тимофей Бородулин устало нес свои титулы и гудящее за смену тело к проходной. В общем-то, несмотря на тяжесть в ногах, Тимофей оставался доволен рабочим днем: полторы нормы, считай, в кармане, да и килограммов шесть лимонов удалось слямзить. «Целых шесть килограммов, - мысленно похвалил себя Бородулин, но сразу же поправился, - или всего шесть? Грейфер бы взял...»

Если бы Бородулин размышлял более здраво, то со звеньевым Тищенко по кличке Грейфер он бы себя сравнивать не рисковал. Игорь Тищенко не зря получил сравнение с увесистой штучкой, поднимающей шесть тонн сыпучих грузов. Хотя, откровенно говоря, шесть тонн из порта на себя не вынес бы даже Тищенко. Кроме того, сыпучие грузы были ему без надобности. Другое дело - мясо, цитрусовые... Тут Игорь устанавливал такие личные трудовые рекорды по переноске общественной собственности, что вся бригада стонала от зависти. Да что там вытащить на себе... Однажды Грейфер выпил в течение смены девять литров сока манго. Все знали, что этот сок Тищенко не любит. Но что делать, если в ту смену других видов груза не предвиделось? Пришлось Игорю пить трудно перевариваемый им сок.

Однажды Грейфера чуть не поймали. Цепкая рука сержанта милиции опустилась на его плечо, когда в полутьме Игорь выталкивал в пролом стены баранью тушу. Но в дальнейшем милиционер честно признался своему руководству, что преступника он упустил. А из его внешнего вида запомнил только два громадных кулака. Кроме синяков, надежно прикрывших глаза сержанта, других улик по поводу кражи у линейного отдела милиции не было. А искать злоумышленник по размерам кулаков было делом заранее безнадежным. Уж чем-чем, а этими размерами докеры-механизаторы не обижены.

Но самым неприятным для милиции было то, что ни один из стукачей не смог выяснить, какому именно неустановленному следствием лицу принадлежали те самые кулаки, которые вывели сержанта из строя на две недели. Словом, до Грейфера Бородулину было, как от Кубы до Острова Свободы. Поэтому он и не пытался бить рекорды звеньевого: лимонов - так полпуда, сока - больше трех литров - не пил, мутить начинало, бананы - и те тащил в мизерном количестве, преимущественно приспосабливая их под штанами чуть ниже пояса, вызывая тем самым не подозрение, а даже некоторое восхищение в глазах бдительного ВОХРа.

Чем ближе подходил Тимофей к проходной, тем чаще он ощупывал пропуск в кармане. В общем-то дело привычное: документ на месте, лимоны - тем более, чего зря волноваться? «Как дела, трудяга-Вохр, мысленно издевался над безоружными стрелками Дородулин, глаз еще не замылился, не заапельсинился, не залимонился?». А потом его неожиданно потянуло на размышления. Что же это получается? Судно загрузилось, моряки в рейсе едят. Пришел груз в порт - докерам тоже витамины нужны. И не только докерам. Железная дорога своего никогда не упустит. Потом при перевалке на базу часть груза если не съедается, то берется. На базе, явное дело, не дураки сидят. Как после этой технологической цепочки у государства сходится дебит с кредитом, Тимофей даже не пытался понять. Потому что, во-первых, решил, что только знание высшей математики, помноженное на советские экономические законы, даст ответ на такой вопрос. А, во-вторых, в это время один из лимонов выскочил из-за пазухи и нагло покатился по вечным выбоинам асфальта. Этого ещё не хватало, примета - хуже не бывает...

Тревожные предчувствия не обманули Тимофея. Войдя в чистилище проходной, он сразу не заметил отсутствия стрелка Феди. С Федей было легко и надежно. За рубль стрелок спокойно бы пропустил Бородулина, пусть даже он не нес бы какие-то жалкие шесть кило лимонов за пазухой, а тащил за собой судно на якорной цепи. Но вместо знакомого стрелка сидела какая-то женщина, которая не читала газету, а почему-то интересовалась пропусками. От отчаяния у Тимофея в алфавитном порядке дрогнули печень, руки, сердце. И тут проклятый лимон снова выскочил наружу и покатился прямо к турникету. После этого оставалось только бежать назад, но тыл Тимофея был надежно прикрыт - сзади напирали другие работники. Нашелся даже доброволец, который помог стрелку-женщине задержать проклятого расхитителя социалистической собственности. И пока забившие вход и выход люди не давали возможность Бородулину бежать, а стрелок звонила начальнику караула, оцепеневшего Тимофея на всякий случай подпирал парторг второго звена Ищук. «Не убигишь, - театрально шептал на ухо Тимофею Ищук так, что его было слышно за проходной, - я тебе дам наш коллектив позорить. Попался ворюга».

Пальцы парторга одновременно легко сжимали край верхней одежды Бородулина и мелко-мелко вздрагивали. Ищука это событие крайне волновало. Вдобавок на своем месте не оказалось стрелка Феди, а у Ищука было при себе всего на килограмм лимонов меньше, чем у пойманного Тимофея. Парторг второго звена сразу понял, что после поимки расхитителя Бородулина, человека, держащего несуна, никто проверять не будет. Наоборот, может даже письмо руководству пошлют за активную помощь...

После того, как начальник караула поблагодарил Ищука и вызвал милицию, несчастного Бородулина закрыли в служебном помещении, чтобы он не сбежал с похищенным грузом.

«Какой позор! - проклинал сам себя Тимофей, прикидывая на глаз толщину оконной решетки. - Попался. И с чем... Сгорел на такой мелочи! Нет, гады, просто так вы меня не возьмете».

Когда в помещение вошли милиционеры, Бородулин стоял у стены и делал вид оскорбленной невинности. Он смотрел на стражей правопорядка взглядом, каким бросали в следователей НКВД впоследствии посмертно реабилитированные жертвы необоснованных репрессий.

Милиционеры интересовались, что взял Бородулин. Тимофей, медленно растягивая слова, ответил, что он никогда ничего нигде не брал. И тут же, тяжко дыша, сделал чистосердечное признание, что сами вохровцы грузы крадут - только дым идет, а на него, беззащитного, сваливают последствия. Сотрудники линейного отдела переглянулись, как будто не знали, кто именно из вохровцев питает слабость к любым видам груза. А потом спросили у начальника караула, где похищенные лимоны. Начальник караула переспросил: «Кем похищенные?» Милиционеры переглянулись еще раз. «Ах, этим,- спохватился начальник караула, вытирая платком тыльную сторону форменной фуражки. - при нем». В помещении лимонов не оказалось. Стекла наглухо задраенных окон были целы. При обыске подозреваемого нашли три рубля шестьдесят две копейки, расческу со сломанными зубьями, прокомпостированный трамвайный билет, пачку папирос «Сальве» и зажигалку с изображением полуодетой женщины, что не тянуло на инкриминирование порнографии. и ни одного лимона.

- Так где же уворованные лимоны? - ласково спросил у Тимофея один из милиционеров. Бородулин делал вид, что не понимает, хотя с ним говорили почти на правильном русском языке.

- Ничего не брал! - с трудом выдавил из себя Бородулин и закрыл рот. Он явственно ощущал, что последний из шести килограммов лимонов, съеденных за каких-то двадцать минут, стоит колом даже не в горле, в ноздрях.

Как и в случае с Грейфером, отсутствия улик было налицо. И милиция, строго соблюдавшие социалистическую законность, пришлось отступить. Бородулина отпустили, строго предупредив, чтобы это было в последний раз. Что именно имели в виду милиционеры, Бородулин так и не понял. То ли предупреждали, чтобы не брал лимоны по шесть кило, то ли намекали, что при поглощении такого веса кислых цитрусовых с лушпайками может вытошнить.

Если вы беспокоитесь о здоровье Бородулина, то совершенно напрасно. Среди портовиков попадаются и не такие уникумы. Один на спор за шкалик две банки гуталина съел - и ничего страшного: конфетой закусил и дальше работать пошел. А лимоны пусть с немытой кожурой, все-таки вкуснее гуталина, хотя и кисловаты. Дороже всех эта история обошлась вохровцу Феде. мало того, что за прогул его лишили двадцати пяти процентов премии, так вдобавок Тимофей со своим парторгом Ищуком отлупили его за милую душу. Чтоб знал, как пить, в то время, когда надо вовремя стоять на боевом посту.

8
1166
Вы успешно оценили материал!
Вы уже оценивали данный материал!

Читайте также:

30009
Гувернантка по имени ЛикаЭта история произошла в одном очень богатом доме.Однажды юноша не выдержал и решился подсмотреть, за тем как гувернантка принимает душ.

29760
История Катерины ИгоревныЗвонок застал Катю в самый неподходящий момент, она как раз снимала накопившеесясексуальное напряжение.

28346
Секс по телефонуОбычно я такого не говорю по телефону. Это было очень и очень приятно.Наш телефонный роман длился ещё три месяца.

23007
Катя и Лера, больше чем дружбаВ общем, в ту ночь я испытала свой первый оргазм и не один.Наши руки бродили по телу друг друга, сначала поверх одежды, а потом забираясь и под.

22921
Неожиданный миньетКак меня поимели малолетки или неожиданный миньет